СИАМСКАЯ САГА

Энн Фуллертон посвятила эти строки своей сиамской кошке Мелани:

«Мертвое искусство не манит меня.

Я предпочитаю наблюдать за танцем черной кошки на солнце.

Ее бока серебрятся, ее глаза горят золотом, ее лицо – египетское,

Моя незаконнорожденная сиамка. Я люблю тебя.

Двести лет назад нас обеих сожгли бы на костре.

Наши кошки цветут и пахнут, принимая Vegecat. Пурри, увы, так и не оправилась от частичной слепоты (возникла до пересаживания на веганское питание и добавки), но продолжает радоваться жизни. У нас просторный задний двор с двухметровой оградой, и в солнечные зимние дни Пурри любит сидеть на траве и слушать сладкое пение птиц. Я говорю детям, что если бы они могли себе представить, как звучат шоколадный и рисовый пудинги, они бы поняли, что для кошек значат эти песни!

Хорошая новость заключается в великолепном эффекте, который Vegecat оказал на Мелани, нашу прекрасную сиамку. Ей десять лет, и раньше она вела себя как старушка. Но после двух-трех недель на новой диете, она начала буквально носиться и играть как котенок. Было безумно приятно видеть такое возрождение. Осси, наша шиншилла, тоже преобразилась.

…Мелани взяла два золота на местных кошачьих выставках, будучи вегетарианкой. Как ни прискорбно, среди призов была банка старых отвратительных мясных консервов с желе.

Поначалу я кормила кошек пшенной кашей (прочитав где-то о том, что в пшенке есть чуть ли не все, что необходимо любому организму) и молоком. Со временем мы усовершенствовали это блюдо до рецепта каши с кукурузными хлопьями, который я отправила вам в предыдущем письме. Кроме того, кошки уничтожали молочные бисквиты до последней крошки и принимали внутрь по четыре капсулы чесночного масла в день. Это помогало им сохранять отменное здоровье. Им никогда не давали глистогонное, а ветеринару они показывались редко и то после несчастных случаев. Через три года я заменила чесночное масло на прополис по соображениям экономии, но считаю, что первое все же лучше.

Мы заметили, что Мелли стала с некоторой завистью относиться к людям в том, что касалось еды. Она как будто упрекала нас: «Вы едите куда более разнообразную пищу, чем даете мне. Так нечестно. Давайте делиться!». Мы клали объедки кошкам в миски, но Мел решила, что хочет есть вместе с нами. Обычно она сидела рядом со стулом Ричарда, но если появлялось что-то, что она поистине любила, она в один прыжок оказывалась рядом с тем, кто владел лакомством, и срывала его с вилки!

А недавно наше семейство пополнилось соседским котом по имени Грейсон. Это огромный серый зверь. Хозяева выпускают его по ночам даже зимой, потому что у них растет маленький ребенок. И хотя снега у нас нет, зимы стоят довольные холодные. Грейсону понадобилось немного времени на то, чтобы выяснить, что кошачью дверцу мы всегда держим приоткрытой – для удобства Осси. И что стулья и пол возле камина куда теплее, чем земля на улице.

Но для кошачьей дверцы Грейсон слишком упитан, поэтому глухие удары и грохот из прачечной, как правило, возвещают нам о том, что он игриво прокладывает себе путь массивным плечом.

Что подкупает в Грейсоне, так это его любовь к вегетарианской кошачьей еде. Мало кто верит, что кошак без преувеличений пищит от вида веганской каши, после чего набивает себе ею полный рот и оглушительно мурлычет от счастья.

В какой-то момент хозяева начали жаловаться, что Грейсон потерял интерес к мясу. Я незамедлительно перестала кормить его вегетарианским завтраком и ужином. Вместо этого он настойчиво отправлялся восвояси. Я даже перестала поить его чаем. Ничего не помогло – он по-прежнему возвращается за веганскими завтраками и ужинами!

И он всегда желанный гость в нашем доме».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *