ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЯЯ ОБНОВЛЕННАЯ

Когда я был в северном Айдахо в конце 1990-х, я гостил у друга Майкла, делившего кров с двумя кошками – Фритци и Пашей. Паша, огромный кот шести лет от роду, весил 8 килограммов, а, учитывая его длинную, густую шерсть, вообще выглядел громадиной. Майкл сказал, что Паша ест мясной сухой корм. Фритци, пожилая величественная дама, напротив, была субтильной и тощей. Она ходила за Майклом хвостом и выглядела на все свои 16 лет.

К сожалению, она уже не всегда могла исправно доносить себя до многочисленных туалетов, чтобы сделать дела, и мне, как временно присутствующему эксперту по кошкам, вскоре пришлось регулярно зажимать нос и ликвидировать последствия очередного «недоразумения». Ее фекалии пахли чудовищно. Однажды ее своевольный кишечник сыграл злую шутку под журнальным столиком, и все это угодило в вытяжку. Невыносимая вонь моментально разнеслась по дому, и мы с Майклом рванули прочь на свежий воздух.

Смена рациона кошек стала первостепенной задачей. Фритци торопливо отошла от своей миски с новой (вегетарианской) едой, как бы спрашивая «Вы что, правда ждете, что я это съем?». Спустя полчаса она проверила содержимое миски, дабы удостовериться, поняли ли мы смысл ее посыла. Неа, все было как раньше, но на этот раз Фритци опасливо поклевала ужин и сочла его достаточно съедобным, чтобы в итоге смолотить все без остатка.

Следующие несколько дней все жильцы дома восторженно гудели от потрясающего перевоплощения скунса в кошку. Как у главного уборщика лотков, моя работа стала более приятной. Фритци все еще ходила мимо, но теперь уже обоняние не вело меня к незавидной цели.

Майкл с трудом верил в столь чудесную трансформацию. Он указывал всем и каждому на то, как улучшилась шерсть Фритци. Впервые за столько лет она стала мягкой, блестящей и больше не выглядела сальной. Счастливо мурлыча от получаемой ласки и заботы, кошка выглядела заново рожденной.

Тем временем сообразительный Паша наблюдал за переменами с участием. Когда мы смешали для него новую еду с его любимым мясным сухим кормом, он съел только последний. Между тем, после девяти дней, проведенных в доме Майкла, я должен был вернуться в Орегон. Между тем, вывод был очевиден: Паша явно воспротивился переходу на вегетарианскую диету, но зачастую девяти дней бывает недостаточно, чтобы изменить рацион упрямого и привередливого кота. Война только началась.

Несколько недель спустя Майкл распрощался с карьерой юриста, полностью изменил образ жизни, раздал почти всю собственность и начал подыскивать новых хозяев для своих питомцев.

Мы взяли его кошек и продолжили перевод Паши на новую диету, которого теперь уже окружали сразу три вегетарианца – Фритци, Веджи и Эбони. Этого оказалось достаточно. Через пару дней Паша сдался и начал есть тот же нут, что ели все остальные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *