ПЕРЕДОВИЦА WALL STREET JOURNAL

На своей уединенной ферме в Нью-Гэмпшире Мэри Каррье кормит кошек и собак (наряду со многими другими животными-вегетарианцами) исключительно растительной пищей. Статья об этом появилась на передовице Wall Street Journal от 27 октября 1993 года. Автор писал:

«Мисс Мэри Каррье добилась того, что большинство хозяев капризных кошек считает невозможным. Пока четыре кошки мирно дремлют на кухонном столе, две другие жадно грызут половину мускусной дыни».

Тремя годами ранее у нас была возможность взять у Мэри интервью.

HOANA: У вас 13 кошек и три собаки. Расскажите, пожалуйста, сначала о собаках.

Мэри: Бэмби – что-то вроде гончей-полукровки, и ей пятнадцать. Еще есть Фокс. Когда она появилась здесь, она весила полкило и выглядела как одна из тех эскимосских собак, но не чистокровная. Третья – Шеба. Она – золотистый лабрадор, ей около двух лет.

HOANA: А кошки?

Мэри: Бэйби девять, Баттерскотч – восемь, Бьютибоут – пять. Еще есть Баффи, Мармелад, Бупси и Эймори, а еще мама-кошка, она появилась недавно, ее зовут Мича, и у нее четыре котенка: Чарли, Радуга, Трусишка и Петунья. Кроме того, Фуфур. Она из штата Мэн и еще совсем котенок. Котята никогда не ели ничего, кроме вегетарианских блюд. Что им по-настоящему нравится, так это нут с яйцом.

HOANA: Вы кормите их сырыми яйцами?

Мэри: Нет, я варю их вкрутую. Похоже, им больше нравится, когда я готовлю яйца. Они от кур на свободном выгуле. А нут я покупаю в консервах и тоже подогреваю. Добавляю тертую морковь, как рекомендуется в книге. Им очень нравится. Иногда Эймори ест фрукты. Я попробовала давать всем авокадо, но понравилось только ей. Еще я провела эксперимент, купив сейтан (пшеничную клейковину). Кошки были в восторге.

HOANA: Не дорого обходится кормить так много кошачьих ртов?

Мэри: До тех пор пока они это едят, расходы меня не волнуют. В смысле, если б я кормила их мясными кормами, это было бы дороже, не говоря уже о том, что я больше ни за что не стану этого делать.

HOANA: Какие корма они ели до Vegecat?

Мэри: В основном Fancy Feast[24], Kal Kan[25] и 9Lives[26].

HOANA: И как же произошел переход?

Мэри: Постепенно. Сначала они ели только эти кошачьи корма. Я начала размачивать их, чтобы хватало надолго. Потом решила размешивать в них кошачьи консервы. Казалось, консервы им совсем не нравятся, а нравятся только гранулы. Поэтому я как-то добавила в них вегетарианскую еду. Внезапно они начали набирать вес, и я перестала давать мясные консервы вообще. Они уплетали за обе щеки! Я никогда не видела, чтобы они ели с таким удовольствием! Стоит мне только приготовить их еду, как они уже дежурят у мисок. И, главное, они поправились – потрясающе!

HOANA: Великолепно. То есть, они набрали вес, здоровы и счастливы?

Мэри: Шерсть стала намного мягче и блестит. У нее очень приятная текстура, она не такой как у обычных кошек – она гуще. Думаю, вы должны написать об этом, потому что это важно. Это звучит как реклама, но мне самой не верится, в смысле, насколько все стало лучше. Мои сыновья все время говорили, мол, не нужно издеваться над животными, им нужно мясо. И знаете что? Я перестала кормить их вегетарианской едой и дала те самые гранулы, которые они когда-то так любили. Так вот, они отказались их есть. Разве не поразительно?

HOANA: По каким рецептам вы готовите для собак?

Мэри: Они едят все. Главным образом я готовлю тофу с рисом, потому что это один из самых простых вариантов. Я и сюда добавляю морковь.

HOANA: Им нравится?

Мэри: С ними нет никаких проблем. Проблемы были, когда они ели собачий корм. Мужу приходилось опускаться перед миской и делать вид, будто он ест их корм, чтобы как-то соблазнить собак, настолько они этот корм ненавидели. Сейчас как только они слышат, что я перемешиваю их еду, они несутся ко мне со всех ног.

HOANA: Вы выпускаете кошек на улицу?

Мэри: Нет, все живут только в доме.

HOANA: Значит, у вас стоят лотки с наполнителем?

Мэри: Да, и очень много!

HOANA: Запах их фекалий изменился с тех пор, как вы пересадили их с мясной пищи на вегетарианскую?

Мэри: Да, он не такой противный. Совсем иной запах.

КОШКИ, КОШКИ И ЕЩЕ РАЗ КОШКИ

Бернадетт Эмакер и ее мать Барбара имеют богатый опыт кормления кошек вегетарианской пищей. С 1986 года по сей день их кошки употребили много больше сотни больших контейнеров Vegecat, каждого из которых хватает почти на год. С тех пор, как было сделано это телефонное интервью, они приютили еще больше кошек в своем доме в Лос-Анджелесе.

HOANA: Сколько у вас кошек?

Бернадетт: Девятнадцать.

HOANA: И вы помните кого как зовут?

Бернадетт: В группе А, как мы ее называем, у нас Спирит, Писфул и два брада – Лайт и Лайф. В группе «Котята» (которые давно уже не котята, но название сохранили) значатся семья в составе Захара, Иеремии и Ксохе, а также не связанные родственными узами Шеба и Глориа Эстер. В группе Б (это самая многочисленная) числятся Шерон, Дэниэл, Иезекиль (мы зовем его Зеки), Дэвид и семья – Джозеф, Наоми и Рейчел Рут. Есть еще одна семья: Джоанна, Бет Пейдж и Бетани.

HOANA: Все группы спят раздельно?

Бернадетт: Да, мы держим их изолированно друг от друга – они живут теми группами, которыми к нам попали. Я провела пять часов, спасая кое-кого с крыши одной женщины в Беверли-Хиллз.

HOANA: Они жили там сами по себе?

Бернадетт: Ну, у матери родились котята, а та женщина жутко боялась кошек, даже крошечных. Вот она и позвонила людям, которые связались с моей мамой и спросили, не приютим ли мы кошку с котятами. Когда я забрала их, их было пятеро, но самый маленький вскоре умер, видимо, от какой-то болезни. Еще одного пришлось усыпить – так посоветовал ветеринар, что, как выяснилось, оказалось ошибкой. Так у нас зажили трое, а потом мы взяли Глорию Эстер и Шебу, и создали из этих пятерых группу (по возрастному признаку). Остальные группы формировались приблизительно таким же образом.

HOANA: Кто-то из них стерилизован?

Бернадетт: Стерилизованы все.

HOANA: И все – вегетарианцы?

Бернадетт: Все до единого. Уже больше трех лет.

HOANA: У кого-то есть любимые блюда? Все едят одно и то же?

Бернадетт: Все едят одно и то же. Одно время им нравился тофу с рисом. Потом они как будто сговорились. Однажды утром не ел никто – ни грамма! Это было странно, потому что четыре особенно неприхотливые наши кошки готовы есть что угодно, но тут и они отказались.

HOANA: Может, тофу попался испорченный?

Бернадетт: Он был свежий, с ним все было в порядке. Кое-кто из кошек даже соглашался есть тофу отдельно. Я решила, что пора готовить по новому рецепту, купила немного нута в консервах, положила им в миски по чуть-чуть вместе с дрожжами, и они мгновенно все слопали. Так я поняла, что рецепт найден. Теперь даю им нут и дрожжи вместе с Vegecat и овощами. Им нравится. Мы заметили, что многие любят разнообразные блюда и продукты, как, например, два брата-кота, которых мы подобрали на пляже. Поначалу они были вегетарианцами, а не веганами, потому что любили домашний сыр. Вот что едят все наши кошки и особенно эти два брата: сырые грибы, авокадо, горох, кукурузу и пшеничную клейковину. Еще, было дело, братья ели бананы и ореховое масло, но со временем разлюбили. Зато они неизменно теряют голову при виде мускусной и обычной дыни.

HOANA: Когда мы приносим домой мускусную дыню, мы вынуждены ее прятать вне зависимости от ее размеров, боясь, что коты ее обнаружат. Когда мы едим, мы бросаем корки на газон во дворике, и все три кошки объедают их дочиста. Видимо, запах мускусной дыни каким-то особым образом воздействует на кошек.

Бернадетт: (смеется) Господи! Да, они это дело любят. Потому-то я и экспериментирую, проверяя кому что нравится.

HOANA: Сырая кукуруза в початках – то же самое. Лучше всего класть ее на газон, потому что будет месиво. Они кладут одну ногу на початок и приступают.

Бернадетт: Здорово наблюдать, как они едят самые разные продукты. Последний раз мое удивление вызвали фисташки.

HOANA: Фисташки?

Бернадетт: Да. Лайф любит их больше, чем другие.

HOANA: Вы их перемалываете в миксере или просто крошите на терке?

Бернадетт: Просто разделяю на две половины. Лайф буквально лезет по человеку, когда у него руках фисташки. Собственно, его тягу я обнаружила случайно. Я стояла рядом со столом, а по нему вышагивал Лайф. Стоило ему учуять фисташки, как он буквально сошел с ума! Он принялся вырывать их из моих рук. Я не успевала очищать их от скорлупы. С тех пор, как только у меня в руках появляются фисташки, Лайф требует свою долю. Он запрыгивает мне на плечи или карабкается по мне, чтобы добыть их. Это его любимое лакомство. А еще помидоры – он их обожает. Дальше у меня по плану начать скармливать ему спаржу и еще кое-какие вкусные штуки. Но сейчас мы все едим нут и довольны.

HOANA: Как проходил процесс пересаживания с мясных на кормов на растительную пищу?

Бернадетт: Когда мы решили пересадить их, мы рассудили, что будет правильным сделать это по принципу прогрессии от сухого корма (потому что мы никогда не кормили их консервами) к овощам. Мы подумали, что сначала пересадим их на рыбу, потом – на молочные продукты и уже потом на диету по канонам Vegecat. Но выяснилось, что никто из кошек не любит молочные продукты, в том числе йогурт. Никто не пил молоко. Никто даже не ел сыр – за исключением парочки, которая любила домашний сыр. Мы попробовали кормить их лососем, но они отказались. Мы не предлагали им тунца, потому что нас все отговаривали. Словом, кошки отвернулись от рыбы, и мы были рады тому, что не придется проходить все фазы. Но, безусловно, интересно было узнать, что они не питают любви ко всем этим продуктам. Они перешли сразу от сухого корма к Vegecat… Что я по-настоящему люблю, так это опровергать тот факт, что кошки – строгие плотоядные. Удивительно узнавать, что им по душе. Они любят брокколи и шпинат – причем сырым. Они любят стебли. Обожают. Иногда приходится выгоять их из кухни, потому что они суют лапы в кастрюли. Нескольким нашим кошкам нравится подливка. Они вылизвывают ее дочиста.

HOANA: Как вы готовите эту подливку?

Бернадетт: Прежде всего, мы делаем ее нечасто, потому что не хотим, чтобы кошки ели много соленого. Готовим из бульонных кубиков.

HOANA: Когда вы взяли последнюю кошку?

Бернадетт: Последней была Глория Эстер, и это случилось не менее трех лет назад.

HOANA: Как бы вы охарактеризовали здоровье ваших кошек?

Бернадетт: Как вполне сносное. Я даже заметила, что кошачьи лотки пахнут не так сильно, как до перехода на нынешнюю диету. Единственное, с чем у нас был непорядок, так это с канкроидом кожи. Причина проблем заключалась в том, что когда одна кошка заболела, ветеринар сказал, что она не заразна. Это что-то вроде воспания десен. Никакой болью это не сопровождается. Это нечто, что спит в организме и в какой-то момент вспыхивает.

HOANA: У скольких кошек была эта болезнь?

Бернадетт: Была у всех, но я лечила их гомеопатическими средствами, и теперь единственный, кто болеет, это Джозеф. Я работаю над тем, чтобы и его избавить от этой дряни. Еще у Захарии была экзема на спине и лапах, мы отнесли его к ветеринару и спросили, как лечиться. Тот ответил, что экзема у котов – дело обычное, особенно на спине и лапах. У нас классический случай. Я спросила, что нам делать, а ветеринар ответил: «Давайте коту антигистаминные средства и кортизон». Побывав в свое время жертвой кортизона, я сказала: «Нет, не думаю». Мы вернулись домой, и я принялась изучать книги по гомеопатии. Попробовав несколько вариантов, я остановилась на графите. Сначала мы заставляли Захарию принимать графит внутрь, но потом мама поведала мне, что существует графитовый крем. Я мазала его этим кремом на протяжении четырех недель. У кота отросла вся шерсть, и никто бы никогда не подумал, что у него была экзема. Я стараюсь не забывать давать ему графит раз в неделю, потому что гомеопатическая литература рекомендует делать это еще какое-то время во избежание рецидива.

HOANA: То есть, вы применяете гомеопатическое лечение, предназначенное, по идее, для людей, к кошкам?

Бернадетт: Строго говоря, гомеопатические методы лечения предназначены для всех животных. Не сказать, что литература, которой я располагаю, дает исчерпывающее представление, но терпенье и труд помогают начать разбираться в вопросе. Чем меня привлекают гомеопатические средства, так это тем, что они проверены на людях – их не тестируют на животных. Отец методики – Ганеман[27] – все понимал: если хотите лечить людей, пробуйте лекарства на них же. Со временем стало ясно, что если лечение помогает человеку, оно может оказать благотворное воздействие и на животных. Так оно и вышло. Теперь гомеопатия лечит практически все болезни. Препаратов, годных для животных, довольно много, и мы активно их задействуем в те редкие случаи, когда это необходимо. Когда Мария болела желтухой, мы лечили ее травами и гомеопатическими средствами. Ветеринар дал нам обычные лекарства, но мы ими не пользовались, зная, что подобные препараты токсичны и скорее разрушают организм, чем восстанавливают его. Поэтому мы решили взять это препятствие и последовали советам, которые Ричард Питкейрн дает в своей книге «Полное руководство по поддержанию естественного здоровья кошек и собак». Мы использовали комбинацию трав и гомеопатических средств. Врач порекомендовал держать кошку ближе к окнам, чтобы она получала как можно больше солнца. Это было сложно применимо к кошке, которая любит прятаться в чулане. Тем не менее, нам все удалось, и Мария выздоровела. А ведь, болея, она была совершенно желтая – как лимон!

HOANA: Сколько лет вашей самой старой кошке?

Бернадетт: Самые пожилые – это Лайф и Лайт. Им по девять. Возраст остальных варьируется от пяти до семи лет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *