ПАЛЬЧИКИ ОБЛИЖЕШЬ

По совету экспертов, Джорджз и Маргарет начали пересаживать Тайк на твердую пищу, когда ей исполнилось три месяца. Они избавились от всех резиновых игрушек, оставив только одну любимую куклу, а остальные заменив костями только-только освежеванной коровы. Поднесли Тайк к костям. И к своему удивлению обнаружили, что ее вырвало! Хватило одного укуса.

Эксперты заявили, что у льва нет шансов на выживание без мяса. На воле они только его и едят – по 5,5 килограмм в день на одну взрослую самку. Узнав о странном поведении Тайк, хозяева задались вопросом – как включить мясо в ее диету? Тем временем, ее кормили кукурузными хлопьями с молоком. Джорджз поставил себе задачу – научить Тайк есть мясо, чтобы она выжила.

Знакомый порекомендовал подмешивать в молоко бычью кровь, постоянно смещая пропорцию в сторону последней. План провалился. Стоило накапать десять жалких капель крови в молоко, как Тайк отказывалась его пить. Тогда Джорджз и Маргарет накапали пять капель крови в бутылочку и спрятали ее, а сами начали кормить Тайк из другой, в которой крови не было вообще. Во время кормления они быстро и незаметно поменяли бутылочки. Но Тайк все равно отказалась пить. В отчаянии они добавили одну-единственную каплю крови в полную бутылку молока. Тайк не стала пить. Люди взирали на это с изумлением.

Другой друг семьи предложил обмакнуть одну руку в чистом молоке, а другую – в молоке, смешанном с жиром гамбургера. Тайк с готовностью облизала неразбавленное молоко, но когда Джорджз протянул ей другую руку, сразу отвернулась, даже несмотря на то, что была голодна. Чувствуя ее огорчение, Джорджз вытерся полотенцем и взял Тайк на руки. Шипя от страха и ежась, она выглядела так, словно ей дурно именно от неприятного запаха мяса, исходящего от руки хозяина. Она пришла в себя лишь тогда, когда ее покормили молоком из тщательно вымытых рук (и дали ее любимую куклу). Тайк питалась до тех пор, пока ее не свалил сон, и львица не растянулась на подушке рядом с Пинки.

Канун Рождества подарил еще один травмирующий опыт. У Тайк была привычки скакать с одного предмета мебели на другой, но на сей раз она запрыгнула на верхушку раскаленной угольной печи. Она издала душераздирающий вопль и, упав на пол, скорчилась. На печи осталась кожа с ее лап и полоска с живота длиной в 15 сантиметров.

Ветеринары одели Тайк в специальные медицинские варежки. Дома она спала в огромной картонной коробке, проложенной ватой. Пинки был рядом постоянно, облизывал ее и ухаживал за ней, как только мог. Когда Тайк просыпалась среди ночи и начинала кричать, Пинки принимался делать для ее комфорта все с его стороны возможное. Так продолжалось ночь за ночью каждые пятнадцать минут. Спустя шесть недель Тайк сделала первый шаг своей болезненной лапой.

Вскоре после этого Пинки исчез. Каждый, кто был с ним знаком, очень хотел его себе, и, возможно, кто-то забрал его, когда хозяев не было дома. Последующие месяцы Тайк провела, оплакивая потерю, мало питаясь и сильно теряя в весе. Стоило ей встретить кошку, как она немедленно выказывала к ней повышенный интерес и быстро обнюхивала; но, убедившись в том, что это не Пинки, отворачивалась с расстроенным выражением морды.

Спустя девять месяцев шины и повязки были сняты в последний раз. Вскоре Тайк уже научилась перекладывать свой полный вес в 32,5 килограмма на ничем не поддерживаемую лапу и радостно пустилась в легкомысленные кошачьи забавы, общаясь со всеми обитателями ранчо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *