НЕЗАМЕНИМЫЕ ЖИРНЫЕ КИСЛОТЫ

Всем животным необходимо определенное количество полиненасыщенных жирных кислот. У собак и кошек эти жирные кислоты стимулируют рост и ликвидируют риск заболевания дерматитом, который гарантируют диеты с низким содержанием жиров. Кроме того, кошкам требуется арахидоновая кислота, которую собаки могут синтезировать (как и большинство других приматов) из линолевой кислоты, легко получаемой из растительных масел.

1. Линолевая кислота

Несмотря на обязательное присутствие этой кислоты в рационе кошек, ее количество должно быть ограниченным для тех из них, кто сидит на вегетарианской диете, потому что избыток линолевой кислоты вымещает арахидоновую кислоту, которая им тоже необходима. Поэтому рекомендуется использовать масла с небольшим содержанием линолевой кислоты (в порядке предпочтительности): оливковое, высокомасличное сафлоровое, каноловое (рапсовое), арахисовое, подсолнечное и кунжутное.

Ненасыщенные жирные кислоты протухают и теряют свои питательные свойства при хранении в тепле или при высокой влажности на протяжении долгого времени. Свидетельством испорченности считается едкий вкус.

2. Арахидоновая кислота

В 1975 году исследователи выяснили, что кошкам, в отличие от собак и большинства других приматов, не хватает в печени разбавляющего фермента, который превращал бы линолевую кислоту в другую незаменимую, – арахидоновую, в – и, следовательно, она им требуется дополнительно.

Арахидонат очень важен для биосинтеза некоторых простагландинов – производных жирных кислот, которые демонстрируют разнообразную биологическую активность гормонального или регулирующего характера.

Нехватка арахидоната ведет к слабой минерализации почек, ожирению печени, воспалительным повреждениям кожи и повышенному производству лимфоцитов. Если масло, включенное в рацион кошки, имеет сравнительно высокий уровень содержания соли линолевой кислоты (как сафлоровое), количество тромбоцитов в крови может сократиться едва ли не на половину.

В процессе эволюции у приматов развилась система циркуляции высокого кровяного давления. Параллельно развились и механизмы, препятствующие кровотечению. В этом механизме задействованы три компонента: свертывание крови, агрегация (объедение) тромбоцитов и сокращение кровеносных сосудов. Если с одним из этих компонентов что-то не так, непрекращающееся кровотечение может возникнуть даже при легких ранах.

Тромбоциты представляют собой не имеющие ядра клетки размером с 1/3 эритроцитов. Они поддерживают цельность сосудистой сети, запаивая стенки поврежденных сосудов, и участвуют в процессе свертывания крови. Кошки, не получающие арахидонат в достаточных количествах, могут страдать от продолжительных кровотечений при получении ран из-за запоздалой и слабой агрегации тромбоцитов. Самый чувствительный измеритель дефицита арахидоната – это репродуктивная активность самок. Работа, проведенная Марни Макдональд и другими учеными, результаты которой были опубликованы в «Американском журнале ветеринарных исследований», доказала, что репродуктивным функциям кошек ничто не грозит при получении ими арахидоната в количестве 1/4 от требуемой нормы, если животный жир (имеющийся в жире тунца) отсутствует.

Арахидонат легко добыть, если не имеешь ничего против убийства животного ради получения доступа к его печени. В мучительных и долгих поисках неживотного источника арахидоната HOANA проделала длинный путь.

Мы пригласили химика, которому удалось выделить этил-арахидонат для Ralston Purina. Когда мы сообщили ему, что ищем источник не-животного происхождения, он упомянул об исследовании, в процессе которого выяснилось, что гамма-линолиевая кислота (ГЛК) может достойно заменять арахидонат. Потом мы пообщались с доктором Марни Макдональд. Она была столь добра, что прислала копию диплома доктора наук Терезы Фрэнкель 1980 года, с которым та защитилась в Университете Кембриджа. Работа называлась «Дефицит незаменимых кислот у кошек». Работа Фрэнкель была посвящена вопросу о том, может ли ГЛК заменить кошкам арахидонат в пище. Оказалось, многие симптомы дефицита были частично сняты, но не исчезли совсем. Например, самки, получающие ГЛК в качестве добавки, рожали котят с чудовищно аномальными мозгами.

Звонок доктору Джону Риверсу из Лондонской школы гигиены и тропической медицины повел нас в нужном направлении. Риверс был соавтором Фрэнкель. Его труды оказались для нас новой ступенькой на лестнице к открытию. Мы записали его слова на пленку:

«…Какие-то, пока неизвестные, растительные источники арахидоновой кислоты могут существовать. Я не знаю, найдется ли в итоге хоть один, но полагаю, что, продолжив поиски, вы имеете шансы разыскать его рано или поздно. Вероятно, этим источником могут быть водоросли. Сейчас вам нужно пообщаться с кем-то, кто занимается изучением состава жирных кислот в пище. Уверен, что водоросли будут хорошим источником. Соберите зелень на поверхности стоячей морской воды и отдайте их биохимику на изучение».

Мы связались с доктором Эндрю Синклером из Мельбурна, так как он тоже работал с кошками, изучая их способность конвертировать ГЛК в арахидонат. Он тоже посоветовал искать источник в море:

«Некоторые морские водоросли имеют в своем составе кое-какие непопулярные жирные кислоты, несмотря на то, что не богаты жирами. Я знаю, что в магазинах здорового питания продаются разнообразные водоросли. В любом случае, где бы вы ни приобрели водоросли, это будет недешево, я подозреваю. Но когда пытаешься сделать что-то новое, цена всегда высока, потому что делаешь нечто необычное».

Нас вновь переполняла энергия. Мы начали рыть научную литературу, особенно книги японских исследователей моря. И вдруг вышел отчет Министерства сельского хозяйства, в котором сообщалось, что авокадо содержит немалое количество арахидоновой кислоты. Поскольку мы любили авокадо, и масло авокадо было легко доступно (хоть и недешево), мы уже готовы были погрузиться в блаженство, заключив, что нашим поискам пришел конец.

Чтобы знать наверняка (так как этот источник вызывал сомнения), мы протестировали масло авокадо в лаборатории. К нашему глубочайшему разочарованию мы не нашли даже следа арахидоната. Мы добрались до человека из министерства, который отвечал за включение интересующей нас информации в «Состав пищи: овощи и овощные продукты». Он не выразил и тени удивления, узнав о нашем опыте, потому что ощущал, что внес эти конкретные данные слишком поспешно. К сожалению, мы не смогли предъявить ему счет за эксперимент, проведенный в лаборатории на наши деньги.

Между тем, мы заметили, что имя Роберта Экмана из Технического Университета Новой Шотландии вовсю мелькает в текстах, посвященных жирам в липидах водорослей. Роберт оказался заядлым кошатником. Он припомнил несколько тонкостей, возникающих при эффекте употребления красных водорослей кошачьими, и выказал такой энтузиазм в связи с нашими усилиями, что стало понятно: биохимик, который нам поможет, найден. Роберт прислал нам массу копий бумаг, которых не было в общем доступе, но все водоросли, о которых мы читали, казались слишком бедны жирами и содержали чересчур много йода, чтобы мы могли их использовать. Но, в конце концов, мы нашли!

Кандидатура ascophyllum nodosum была подвергнута лабораторному анализу с использованием хроматографа. Результат превзошел все ожидания: сносная концентрация арахидоната, низкое содержание йода, ни капли крови животных. Сборщик этих водорослей Джордж Сивер сказал, что за те девять лет, что он их ест, «волосы и кожа всегда улучшаются при добавлении этих водорослей в еду».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *