ЛУЧШЕЕ ЗНАЧИТ СЫРОЕ

Сырая пища всегда выигрывает у консервированной, поджаренной, спрессованной, подкрашенной и сдобренной усилителями вкуса. Но производители кормов пытаются заставить нас верить в обратное.

Американские потребители тратят более 50 миллионов в год на покупку трупов (мяса), делая их самой востребованной позицией в рейтинге бакалейных товаров. При этом люди употребляют лишь 50% «мясо-молочного скота», создавая 22 миллиарда килограммов «пищевых отходов» только в США! Корма для животных считаются удачным способом утилизации и получением дополнительной прибыли.

Собачьих кормов в Соединенных Штатах в 1998 году было куплено на $5.899.500.000. Кошачьих – еще на 4.660.100.000. Эти 10 миллиардов 559 миллионов долларов (на 25% больше начиная с 1993 года) идут на прокорм 55 миллионов собак и 70 миллионов кошек! В Приложении 1 приведены более расширенные данные о самых кровавых игроках рынка кормов для животных.

Среди противников сырой еды Доктор Фрэнсис Коллфельц, преподаватель диетического питания в Нью-Йоркском государственном колледже ветеринарной медицины и Корнелльского университета, известный колумнист журнала «Кошачий каприз».

Когда в интервью для журнала «Индустрия кормов для домашних животных» Коллфельца спросили, что он думает по поводу добавления свежей еды в рацион кошки, он ответил:

«Поскольку они получают полный комплекс питательных веществ, нет никакой нужды в том, чтобы добавлять свежую еду в их рацион. Насколько я осведомлен, не существует объективных доказательств благотворности такой практики».

Когда профессора спросили, выступает ли он против сырой пищи, он сказал:

«Не обязательно, если в рационе вашего питомца не более 10% сырых продуктов. Возможно, они не принесут вреда, потому что в кормах для животных содержатся необходимые компоненты, призванные обезопасить животное от воздействия другой пищи. Но при этом я не получал свидетельств того, что сыроедение приносит какую-либо пользу их здоровью».

Не стоит удивляться подобным словам врача. Не секрет, что бюджет доктора Коллфельца напрямую зависит от грантов, предоставляемых производителями кормов для животных. Разве это плохая мотивация для защиты их интересов?

НЕЗАМЕНИМЫЕ ЖИРНЫЕ КИСЛОТЫ

Всем животным необходимо определенное количество полиненасыщенных жирных кислот. У собак и кошек эти жирные кислоты стимулируют рост и ликвидируют риск заболевания дерматитом, который гарантируют диеты с низким содержанием жиров. Кроме того, кошкам требуется арахидоновая кислота, которую собаки могут синтезировать (как и большинство других приматов) из линолевой кислоты, легко получаемой из растительных масел.

1. Линолевая кислота

Несмотря на обязательное присутствие этой кислоты в рационе кошек, ее количество должно быть ограниченным для тех из них, кто сидит на вегетарианской диете, потому что избыток линолевой кислоты вымещает арахидоновую кислоту, которая им тоже необходима. Поэтому рекомендуется использовать масла с небольшим содержанием линолевой кислоты (в порядке предпочтительности): оливковое, высокомасличное сафлоровое, каноловое (рапсовое), арахисовое, подсолнечное и кунжутное.

Ненасыщенные жирные кислоты протухают и теряют свои питательные свойства при хранении в тепле или при высокой влажности на протяжении долгого времени. Свидетельством испорченности считается едкий вкус.

2. Арахидоновая кислота

В 1975 году исследователи выяснили, что кошкам, в отличие от собак и большинства других приматов, не хватает в печени разбавляющего фермента, который превращал бы линолевую кислоту в другую незаменимую, – арахидоновую, в – и, следовательно, она им требуется дополнительно.

Арахидонат очень важен для биосинтеза некоторых простагландинов – производных жирных кислот, которые демонстрируют разнообразную биологическую активность гормонального или регулирующего характера.

Нехватка арахидоната ведет к слабой минерализации почек, ожирению печени, воспалительным повреждениям кожи и повышенному производству лимфоцитов. Если масло, включенное в рацион кошки, имеет сравнительно высокий уровень содержания соли линолевой кислоты (как сафлоровое), количество тромбоцитов в крови может сократиться едва ли не на половину.

В процессе эволюции у приматов развилась система циркуляции высокого кровяного давления. Параллельно развились и механизмы, препятствующие кровотечению. В этом механизме задействованы три компонента: свертывание крови, агрегация (объедение) тромбоцитов и сокращение кровеносных сосудов. Если с одним из этих компонентов что-то не так, непрекращающееся кровотечение может возникнуть даже при легких ранах.

Тромбоциты представляют собой не имеющие ядра клетки размером с 1/3 эритроцитов. Они поддерживают цельность сосудистой сети, запаивая стенки поврежденных сосудов, и участвуют в процессе свертывания крови. Кошки, не получающие арахидонат в достаточных количествах, могут страдать от продолжительных кровотечений при получении ран из-за запоздалой и слабой агрегации тромбоцитов. Самый чувствительный измеритель дефицита арахидоната – это репродуктивная активность самок. Работа, проведенная Марни Макдональд и другими учеными, результаты которой были опубликованы в «Американском журнале ветеринарных исследований», доказала, что репродуктивным функциям кошек ничто не грозит при получении ими арахидоната в количестве 1/4 от требуемой нормы, если животный жир (имеющийся в жире тунца) отсутствует.

Арахидонат легко добыть, если не имеешь ничего против убийства животного ради получения доступа к его печени. В мучительных и долгих поисках неживотного источника арахидоната HOANA проделала длинный путь.

Мы пригласили химика, которому удалось выделить этил-арахидонат для Ralston Purina. Когда мы сообщили ему, что ищем источник не-животного происхождения, он упомянул об исследовании, в процессе которого выяснилось, что гамма-линолиевая кислота (ГЛК) может достойно заменять арахидонат. Потом мы пообщались с доктором Марни Макдональд. Она была столь добра, что прислала копию диплома доктора наук Терезы Фрэнкель 1980 года, с которым та защитилась в Университете Кембриджа. Работа называлась «Дефицит незаменимых кислот у кошек». Работа Фрэнкель была посвящена вопросу о том, может ли ГЛК заменить кошкам арахидонат в пище. Оказалось, многие симптомы дефицита были частично сняты, но не исчезли совсем. Например, самки, получающие ГЛК в качестве добавки, рожали котят с чудовищно аномальными мозгами.

Звонок доктору Джону Риверсу из Лондонской школы гигиены и тропической медицины повел нас в нужном направлении. Риверс был соавтором Фрэнкель. Его труды оказались для нас новой ступенькой на лестнице к открытию. Мы записали его слова на пленку:

«…Какие-то, пока неизвестные, растительные источники арахидоновой кислоты могут существовать. Я не знаю, найдется ли в итоге хоть один, но полагаю, что, продолжив поиски, вы имеете шансы разыскать его рано или поздно. Вероятно, этим источником могут быть водоросли. Сейчас вам нужно пообщаться с кем-то, кто занимается изучением состава жирных кислот в пище. Уверен, что водоросли будут хорошим источником. Соберите зелень на поверхности стоячей морской воды и отдайте их биохимику на изучение».

Мы связались с доктором Эндрю Синклером из Мельбурна, так как он тоже работал с кошками, изучая их способность конвертировать ГЛК в арахидонат. Он тоже посоветовал искать источник в море:

«Некоторые морские водоросли имеют в своем составе кое-какие непопулярные жирные кислоты, несмотря на то, что не богаты жирами. Я знаю, что в магазинах здорового питания продаются разнообразные водоросли. В любом случае, где бы вы ни приобрели водоросли, это будет недешево, я подозреваю. Но когда пытаешься сделать что-то новое, цена всегда высока, потому что делаешь нечто необычное».

Нас вновь переполняла энергия. Мы начали рыть научную литературу, особенно книги японских исследователей моря. И вдруг вышел отчет Министерства сельского хозяйства, в котором сообщалось, что авокадо содержит немалое количество арахидоновой кислоты. Поскольку мы любили авокадо, и масло авокадо было легко доступно (хоть и недешево), мы уже готовы были погрузиться в блаженство, заключив, что нашим поискам пришел конец.

Чтобы знать наверняка (так как этот источник вызывал сомнения), мы протестировали масло авокадо в лаборатории. К нашему глубочайшему разочарованию мы не нашли даже следа арахидоната. Мы добрались до человека из министерства, который отвечал за включение интересующей нас информации в «Состав пищи: овощи и овощные продукты». Он не выразил и тени удивления, узнав о нашем опыте, потому что ощущал, что внес эти конкретные данные слишком поспешно. К сожалению, мы не смогли предъявить ему счет за эксперимент, проведенный в лаборатории на наши деньги.

Между тем, мы заметили, что имя Роберта Экмана из Технического Университета Новой Шотландии вовсю мелькает в текстах, посвященных жирам в липидах водорослей. Роберт оказался заядлым кошатником. Он припомнил несколько тонкостей, возникающих при эффекте употребления красных водорослей кошачьими, и выказал такой энтузиазм в связи с нашими усилиями, что стало понятно: биохимик, который нам поможет, найден. Роберт прислал нам массу копий бумаг, которых не было в общем доступе, но все водоросли, о которых мы читали, казались слишком бедны жирами и содержали чересчур много йода, чтобы мы могли их использовать. Но, в конце концов, мы нашли!

Кандидатура ascophyllum nodosum была подвергнута лабораторному анализу с использованием хроматографа. Результат превзошел все ожидания: сносная концентрация арахидоната, низкое содержание йода, ни капли крови животных. Сборщик этих водорослей Джордж Сивер сказал, что за те девять лет, что он их ест, «волосы и кожа всегда улучшаются при добавлении этих водорослей в еду».

КОРМЛЕНИЕ КОТЯТ

Мы взяли Джуи, когда ей было 8 недель. Оззи внезапно оказался у нас в 4-недельном возрасте, потому что его семье срочно пришлось с ним расстаться. Оззи еще не отлучили от груди, поэтому нам пришлось кормить его из бутылочки непастеризованным молоком. Он заметил, что плутишка Джуи смакует гранулы Vegekit, и начал собственное расследование. Вскоре и он утратил интерес к молоку, что не помешало обоим друзьям вырасти прекрасными представителями кошачьих.

Беременные и кормящие кошки нуждаются в таком же количестве пищи, какое необходимо котятам. Особенно это критично в начале лактации, когда кошка ест в 2-3 раза больше, чем обычно. Ее молоко требуется котятам, пока им не исполнится 3-4 недели, и они не смогут перейти на твердую пищу. В идеале они должны продолжать пить молоко матери и по прошествии этого срока, но их частичный переход на твердую пищу позволит кошке поддерживать нормальный вес.

Нижеследующие рецепты рассчитаны на 16-недельных котят весом 1,8 кг. Обычно котенку с таким весом необходимо ежедневно давать одну чайную ложку (5,4 г/5 мл) Vegekit. Не добавляйте Vegekit в готовые корма для животных, которые заявлены как сбалансированные и питательно совершенные для кошек всех возрастов (включая фактор роста). Это может привести к перенасыщению организма всевозможными веществами.

Несмотря на то, что объемы пищи могут быть рассчитаны, всегда существуют такие переменные, как темперамент, физическая активность, состояние здоровья, климатические условия и защитная реакция. Эти индивидуальные различия могут порождать существенно разные пищевые потребности; поэтому кошки могут есть больше или меньше, чем приведенные объемы и при этом чувствовать себя хорошо.

Для получения дополнительной информации смотрите таблицу «Энергические требования» в Главе 5. Многие из тех рецептов, что были представлены выше, совместимы с Vegekit, особенно это относится к приготовлению сухого корма. Переводите кошку на Vegecat, когда ей будет около 12 месяцев.

ШЕСТНАДЦАТИЛЕТНЯЯ ОБНОВЛЕННАЯ

Когда я был в северном Айдахо в конце 1990-х, я гостил у друга Майкла, делившего кров с двумя кошками – Фритци и Пашей. Паша, огромный кот шести лет от роду, весил 8 килограммов, а, учитывая его длинную, густую шерсть, вообще выглядел громадиной. Майкл сказал, что Паша ест мясной сухой корм. Фритци, пожилая величественная дама, напротив, была субтильной и тощей. Она ходила за Майклом хвостом и выглядела на все свои 16 лет.

К сожалению, она уже не всегда могла исправно доносить себя до многочисленных туалетов, чтобы сделать дела, и мне, как временно присутствующему эксперту по кошкам, вскоре пришлось регулярно зажимать нос и ликвидировать последствия очередного «недоразумения». Ее фекалии пахли чудовищно. Однажды ее своевольный кишечник сыграл злую шутку под журнальным столиком, и все это угодило в вытяжку. Невыносимая вонь моментально разнеслась по дому, и мы с Майклом рванули прочь на свежий воздух.

Смена рациона кошек стала первостепенной задачей. Фритци торопливо отошла от своей миски с новой (вегетарианской) едой, как бы спрашивая «Вы что, правда ждете, что я это съем?». Спустя полчаса она проверила содержимое миски, дабы удостовериться, поняли ли мы смысл ее посыла. Неа, все было как раньше, но на этот раз Фритци опасливо поклевала ужин и сочла его достаточно съедобным, чтобы в итоге смолотить все без остатка.

Следующие несколько дней все жильцы дома восторженно гудели от потрясающего перевоплощения скунса в кошку. Как у главного уборщика лотков, моя работа стала более приятной. Фритци все еще ходила мимо, но теперь уже обоняние не вело меня к незавидной цели.

Майкл с трудом верил в столь чудесную трансформацию. Он указывал всем и каждому на то, как улучшилась шерсть Фритци. Впервые за столько лет она стала мягкой, блестящей и больше не выглядела сальной. Счастливо мурлыча от получаемой ласки и заботы, кошка выглядела заново рожденной.

Тем временем сообразительный Паша наблюдал за переменами с участием. Когда мы смешали для него новую еду с его любимым мясным сухим кормом, он съел только последний. Между тем, после девяти дней, проведенных в доме Майкла, я должен был вернуться в Орегон. Между тем, вывод был очевиден: Паша явно воспротивился переходу на вегетарианскую диету, но зачастую девяти дней бывает недостаточно, чтобы изменить рацион упрямого и привередливого кота. Война только началась.

Несколько недель спустя Майкл распрощался с карьерой юриста, полностью изменил образ жизни, раздал почти всю собственность и начал подыскивать новых хозяев для своих питомцев.

Мы взяли его кошек и продолжили перевод Паши на новую диету, которого теперь уже окружали сразу три вегетарианца – Фритци, Веджи и Эбони. Этого оказалось достаточно. Через пару дней Паша сдался и начал есть тот же нут, что ели все остальные.

Э Т И К А

Животные чувствуют, осознают, ощущают боль, испытывают надежду, создают семьи, растят детенышей и общаются. Звучит знакомо? Законы защищают их от посягательств, если речь не идет о сельскохозяйственных и лабораторных животных, которые наделены теми же внутренними качествами, что и их сородичи в заповедниках и наших домах.

Не слишком ли эгоистично с нашей стороны полагать, что они существуют исключительно для наших нужд и развлечений? Не является ли спесишизм формой расизма? Некоторые позволяют религиям говорить за них, определяя систему ценностей, согласно которой животные предназначены для удовлетворения потребностей человека. Но есть и другие религии, проповедующие единство всего живого и одинаковое уважение ко всем обитателям планеты.

ALYOSHA

Кэролин Гроссман из Пенсильвании упомянула о том, что ее кошка маленькая. Хорошо, что мы не устраиваем конкурс пухленьких детей. Ранние исследователи ошибочно утверждали, что пища, способствующая скорейшему набору веса, это лучшая пища. Сегодня ученые убеждены, что именно медленный (но более здоровый) рост организма ведет к долголетию.

«Моей кошке два года. Ее зовут Алёша. Она ест Vegecat с семи с половиной недель. Я начала готовить по рецептам, которые вы рекомендуете, с тех самых пор, как она у меня поселилась (я нашла ее на улице в Филадельфии). Посадить ее на вегетарианскую еду и добавки было делом несложным. Она ест ЧТО УГОДНО! Я и понятия не имела, что кошки любят овощи! Ее любимое лакомство – морковь (в любом виде), стручковая фасоль, горох, картофель фри, чипсы (мы используем их, чтобы выманить ее из укрытия – ей достаточно услышать хруст, как она несется что есть мочи) и хлеб. Я попробовала несколько рецептов и выяснила, что ей нравятся блюда из овсяной муки, которую я мешаю с овощами.

Я заметила кое-что в ней. Она меньше большинства кошек. Она линяет меньше, чем большая их часть, и ее шерсть более блестящая и мягкая. Кроме того, у нее более широкий спектр вкусовых предпочтений, что, по-моему, только на пользу.

Иногда ее любовь к еде приводит к беде. Например, когда она выгребает дынные корки из мусорного ведра, а потом лежит пластом весь день с позеленевшей бородой. Еще она может слупить выпечку и хлеб вместе с оберточной бумагой.

Когда люди слышат о том, что она – вегетарианка, никто не верит. Когда это подтверждают мои родители, собеседник обычно отвечает: «Что ж, звучит жестоко». После чего я замечаю, что поскольку она совершенно здорова, я не вижу в этом ничего жестокосердного. Алеша обожает все, что ест, и кулинарное разнообразие тоже; обычно если я что-то ем, она тоже присоединяется.

Всякий вегетарианец, который не уверен, пересаживать ли кошку на диету без продуктов животного происхождения, беспокоится зря. Моя кошка выросла на веганской диете совершенно здоровой. Готовить кушанья для нее так же просто, как открывать банки с наркоманскими мясными кормами, которыми большинство кормят своих животных. Я использую любую возможность рассказать об успехах, которые она делает, будучи вегетарианкой».

ЦЕННОСТЬ НОВИЗНЫ

Иногда кошки так яростно сопротивляются попыткам их накормить, что хозяева невольно задумывается – не идет ли действительно растительное питание вразрез с природой. Как пишет Дэвид Тейлор[35] в книге «Вы и ваша кошка», «все кошки плотоядны… но это вовсе не значит, что они не любят овощи и не нуждаются во фруктах. Несколько видов диких кошек любят периодически «приправлять» мясо кусочками фруктов и овощей. Тигры и львы, например, часто лезут непосредственно в желудок своей жертвы, сразу после того, как ее убьют, и жадно пожирают в качестве закуски суп из полупереваренной растительной пищи».

Целые поколения изнеженных питомцев образуют новый тип кошки (особенно когда речь идет о чистокровных). Они утратили естественные пищевые рефлексы и нуждаются в мощных стимуляторах аппетита, что приводит к еще большей избалованности, перемене диеты и другим факторам, которые на руку только транснациональным корпорациям, торгующим кормами для животных и жонглирующим целым арсеналом продуктов бойни в своих лабораториях.

ПОЖИЛЫЕ СОБАКИ

Когда речь идет о питании, большинство собак следует считать пожилыми начиная с семи лет; если имеем дело с крупными породами – с пяти лет. Сокращайте содержание белка и соли в пище при наличии почечных и сердечно-сосудистых изменений. Уменьшение бобовых в процентном соотношении к зерновым может снизить потребление белка.

Также могут быть необходимы маленькие, но частые приемы пищи. Очень важны на этом этапе жизни дополнительные пищеварительные энзимы, особенно для тех собак, которые не получали их постоянно в прошлом.

Давайте собаке мультивитамины с низкой потенцией для взрослых. Организму может не хватать витаминов C и Е. Рекомендации по витамину С смотрите в Главе 5. Давайте 100-200 единиц витамина Е на каждые 10 килограммов веса вашей собаки, но не больше 800 единиц.

ГОТОВЫЕ МЯСНЫЕ И ВЕГЕТАРИАНСКИЕ КОРМА

Твой питомец пообедал,

И как бы старательно

Скотобойня ни пряталась где-то вдалеке,

Ты – ее подельник.

Охраняемые как тюрьмы, без окон, скотобойни представляют собой темные, не предвещающие ничего хорошего, расположенные на огромных расстояниях от ярко освещенных и ухоженных бакалейных лавочек предприятия. И мы либо обеспечим наших питомцев растительной пищей, либо будем поддерживать омерзительную индустрию смерти, опирающуюся на скотобойни. Эпиграф к этому разделу – цитата из Ральфа Уальдо Эмерсона, в которой я изменил слово «ты» на «твой питомец».

До появления готовых мясных кормов кошки и собаки ели столовые отходы (состоявшие большей частью из плоти). В книге «Собака в болезни и здравии» (1872) есть такие строки:

«Пища гончих состоит из похлебки со вкусом мяса, в которую в тех или иных количествах добавляется мясо или отходы, как замена мясу, когда его невозможно добыть. Раз в неделю необходимо варить пудинги вместе с травой или картошкой или репой».

Поскольку подобная диета внушала беспокойство, вопрос о том, когда кто-нибудь экстраполирует кулинарные навыки, развившиеся при разработке пайка для солдат, сражавшихся за независимость Америки, на кормление собак, был лишь вопросом времени.

Продавец громоотводов Джеймс Спрэтт однажды дал собаке твердый, жесткий сухарь. Голодная псина с жадностью проглотила предложенное. Подумав о том, что на «собачьих печеньях» он заработает больше, чем на громоотводах, Спрэтт взялся за новый бизнес. Это был 1860-ом – до Гражданской войны в США оставался год.

Первые сухие корма, представлявшие собой печенье, приготовленное на огромных противнях, состояли в основном из крупяных продуктов. Благодаря разметке они удобно разламывались, их употребление позволяло быстрее абсорбировать воду и другие жидкости, а, главное, собакам нравился их вкус. Вскоре мясо вкупе с зерном ознаменовали новую эру удобства, обозначив успех корма Meat Fibrine. Он рекламировался на огромном биллборде, первом в своем роде в Лондоне, на котором были изображены американские индейцы, убивающие бизона, чтобы обеспечить рынок новым продуктом.

К 1930-ым годам конкуренция достигла таких масштабов, что на магазинных полках толкались уже 200 брендов собачьих кормов. Не слишком много зная о потребностях в питательных веществах, производители продавали одни и те же корма то как собачью, то как кошачью еду, запросто меняя этикетки.

До Второй мировой войны собачьи и кошачьи консервы составляли 91% рынка кормов для домашних животных. С приходом войны и дефицитом металла (который теперь был больше нужен вооруженным силам), индустрия переключилась на сухие корма. К концу войны они захватили 85% рынка.

По состоянию на 1960 год, 3000 компаний производили 15000 брендов кормов для домашних животных, и 60% продаж обеспечивали консервы. К 1972 году цифры упали до 1500 производителей и 10000 брендов, а к 1987-ому компаний стало в 10 раз меньше, и выпускали они всего 1200 кормов.

Государство не разрешает продавать человеку тухлую рыбу. Вот почему миллионы банок тунца с закрытого правительством Канады из-за несоответствия санитарным требованиям завода были реализованы как корма 7th Heaven. А некоторые особо падкие на прибыль предприниматели поменяли этикетки на тысячах банок, чтобы продать их людям. Вот как вышло, что 25-50 милилионов банок тунца, законсервированного в Канаде в 1985 году, попали в супермаркеты в 1992-ом как «Океанический королевский тунец в собственном соку». Представитель Комиссии по контролю над продуктами питания и лекарственными препаратами, комментируя изъятие властями 38640 банок, заявил: «Но кому охота есть протухший кошачий корм?». Очевидно, кошке. Просто не присматривайтесь, когда открываете банку с ее едой.

Справочник «О питании небольших животных» утверждает: «Усвояемость – это, возможно, самый важный фактор, выявленный в последние годы и увеличивающий вкусовую привлекательность для кошек и в меньшей степени для собак».

При пересаживании вашего питомца с готовых кормов на домашнюю пищу будьте готовы к привычке организма животного усваивать именно сухой корм. В этом причина того, почему зачастую бывает необходимо растягивать переход во времени.

Контролируемое ферментативное расщепление куриных потрохов создает возможность для пищеварения. Другие продукты и части тел, помимо внутренностей, такие как рыба, печень и коровьи легкие, требуют добавления протеолитического фермента. Расщепление тканей происходит посредством регулировки pH, который препятствует гниению бактерий, стимулируя автолиз (самопереваривание). Создание pH, неблагоприятного для последующей активности, посредством добавления крепкой кислоты (обычно фосфорной) останавливает процесс.

Хватит ли у вас фантазии вообразить, как выглядит и пахнет это огромное месиво из теплых, перемешанных кишок по прошествии трех недель?

Корма, которые потом попадут в пакеты, имеют пастеризированную сухую диджестивную поверхность, процент содержания которой в собачьей еде составляет 1-3, в кошачьей – 1-7. Различные диджестивы требуют различных вкусовых назначений в одинаковых, по существу, кошачьих кормах. Когда на кону свыше $10 миллионов только в США, 3000 кошек, пробующие на вкус последние разработки корпораций, чтобы продемонстрировать наилучшую усвояемость – это в порядке вещей, а ферменты и смеси субстратов – это хорошо охраняемые секреты фирм.

Американские компании перерабатывают около 22 миллионов килограммов трупов животных ежегодно. Части тел половины из них попадают в конечном итоге в корма для домашних животных. В кошачьи корма обыкновенно добавляют больше мясных субпродуктов (35-50%), чем в собачьи (25-40%).

Субпродукты, которые идут на лакомства для питомцев включают свиные уши и рыла, коровьи копыта и хвосты, кожу, бедренные кости, хрящи, а также оленью муку.

Единообразие конечного продукта вкупе с недостаточным контролем со стороны органов инспекции создают условия, которые позволяют опасных продуктам быстро проникать в пищевую промышленность. В 1999 году бельгийская компания поставляла животный жир производителям кормов для домашних животных по всей Европе. Так в корма для домашних животных попадали загрязненные диксинами и полихлорбифенилами продукты. В результате Министерство сельского хозяйства США велело импортерам «задерживать без медицинской экспертизы» все корма и пищевые добавки для животных из Европы. Допускать подозреваемые товары до продажи разрешалось только после тестов в лаборатории.

Приводящие в ужас цифры по продажам кормов для домашних животных общедоступны. Обязательный к прочтению всех участников этого бизнеса отчет «Индустрия кормов для домашних животных» ($1050 за экземпляр) дает следующую информацию.

ТАБЛИЦА «РОЗНИЧНЫЕ ПРОДАЖИ КОРМОВ ДЛЯ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ, $МЛРД»

ОПИСАНИЕ

1998

1999

Сухие корма для собак

3,471

3,670

Собачьи лакомства

1,204

1,241

Консервы для собак

1,224

1,228

Итого

5,899

6,139

Консервы для кошек

2,505

2,648

Сухие корма для кошек

2,023

2,118

Кошачьи лакомства

0,128

0,137

Итого

4,656

4,903

Большая часть этих кормов содержит варьирующиеся количества таких консервантов, как бутилоксианизол и этоксихин, содержащих пищу и прибыли продавца в целости и сохранности. Этоксихин, относящийся к типу пестицидов и продаваемый в контейнерах с пометкой «ЯД», нельзя добавлять в человеческую еду. Большинство европейских стран попросту запретили этисхил из-за его разрушительного воздействия на живую плоть. Анита Фразье высказывается резко против полумокрых кормов, содержащих консерванты, благодаря которым срок годности продукции «стремится к бесконечности». Мясные субпродукты (то есть, отходы) запрещены к использованию при производстве британских кормов для домашних животных с 1990 года, но в значительной степени встречаются в кормах, продаваемых в США. Ярко раскрашенные и привлекательные банки и этикетки успешно маскируют отбросы, которые в них закатаны, поэтому потребители продолжают покупать.

Но есть еще и единицы, полученные прессованием. В лабораториях Ralston Purina еще с 1950-х годов подобные продукты составляли большую часть кормов для домашних животных. Процесс сжатия способен подарить ослепляющее количество форм, текстур, цветов и их комбинаций.

Ингредиенты перемешиваются, формируя кашицу, и нагревается до температуры 392 градуса по Фаренгейту (200 по Цельсию). Высокое давление обеспечивает распад на части, разбивает и формирует молекулы заново, приводя к расширенной, плавленой, пористой и прочной структуре, которая так знакома миллионам владельцев кошек и собак.

ТАБЛИЦА «ВЕДУЩИЕ ИГРОКИ РЫНКА КОРМОВ ДЛЯ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ, 1998»

МЕСТО

КОМПАНИЯ

ДОЛЯ РЫНКА (%)

1

Ralston Puria

15

2

Friskies Pet Care (Nestle)

12,1

3

Heinz

11,4

4

Hills

7,6

5

Doane & Windy Hill

7,4

6

Iams

7,4

7

Kal Kan (Mars)

4,9

8

Nutro Products, Inc.

2,5

9

Все остальные

34,1%

1. Ralston Purina

В 1926 году Ralston Purina открыла собачий питомник для изучения вкусовой привлекательности. Как результат годом позже в магазинах появился корм Dog Chow Checkers. В 1933-ем адмирал Ричард Бирд скормил 50 тонн этого корма своим ездовым собакам в ходе экспедиции в Антарктику.

К середине 1950-х Ralston разработала прессы для выдавливания, которые позволили увеличить объемы продаж хлопьев, а потом применила их и для производства собачьей еды. В 1958 году Ralston Purina стала самой крупной компанией в США, производящей корма для собак.

Помимо того, что эта транснациональная корпорация лидирует на рынке кормов для домашних животных, ей принадлежат Eveready battery company (с ее вездесущим кроликом Energizer), BeechNut (детское питание) и Continental baking company. Длинные руки Ralston Purina протягивают нам даже такие чудеса, как хлопья Nintendo и «Завтрак с Барби».

2. Fristkies Pet Care Products

Основные марки – это Come ‘N Get It, Alpo, Mighty Dog. Еще Friskies поставляет Blue Mountain и Chef’s Blend, а также кошачий наполнитель для туалета Kleen Kitty Cat Litter. Акционерное общество Nestle приобрело Friskies, купив Carnation в 1984 году. Сегодня Friskies продается в 37 странах, а прибыли перечисляет в огромную транснациональную корпорацию со штаб-квартирой в Швейцарии.

3. Heinz Pet Products

Подразделение международного производителя с $12-миллиардными продажами (по состоянию на 1996 год) H. J. Heinz Co поставляет корма для домашних животных в 20 стран, а наибольшую известность получила благодаря корму Morris. Среди других брендов – Skippy, Vets, Sturdy, Glamour Puss, Figaro и 9-Lives. Среди лакомств – Hot Doggies, Grill Stix и Snausages. Одной из самых блестящих рекламных кампаний Heinz Pet была акция «Спаси дельфина».

А началось все когда-то в Рокфорде, штат Иллинойс, где компания Chappel Brothers производила консервы из конины под названием Ken-L-Ration. На банке была нарисована облизывающаяся собака. Американцы осудили такое использование лошадей, и Конгресс усложнил междугородние перевозки. Столкнувшись с коммерческими проблемами, в 1930-е Chappel Brothers переключились на сухие корма для собак.

В 1942 году Quaker Oats купила Chappel Brothers и заодно их главный бренд – линию Gaines. И Ken-L-Ration, и Puss N’ Boots стали легендарными. Heinz приобрела североамериканское подразделение Quaker’s Pet Food в 1995 году.

Продукция компании Nature’s Recipe была идеальной для тех хозяев, чьи собаки страдали от аллергии на мясо, потому что их требованиям отвечал Non-Meat Kibble (сухой корм без мяса). Это позволило Nature’s Recipe достичь $50-миллионных продаж в 1996 году, и тогда ее купила Heinz.

Основатель Nature’s Recipe Джеффри Беннетт (который сейчас работает на Heinz) в беседе со мной заявил, что кошкам и собакам лучше не есть мясо. Собаки, например, гиперчувствительны к мясным антигенам. Наибольшие проблемы они испытывают с употреблением плоти коров. Далее идет мясо лошадей, свиней, рыбы, кур и овец.

Витамин D3, содержащийся в кормах Nature’s Food, попадает в них с шерстью (как правило, уничтоженных на бойне) овец. В большинство их кормов входят продукты животного происхождения – такие как все остальные части овцы. Но Nature’s Food не считает конфликтом интересов продавать вегетарианскую еду с парадного входа, пока с черного хода на конвейере движутся убитые животные.

Nature’s Recipe потеряла $20 миллионов в 1995 году, когда отозвала тысячи тонн собачьих кормов с рынка из-за попадания в них заплесневелой и зараженной пшеницы. Комиссия по контролю над продуктами питания и лекарственными препаратами заключила, что угрозы для человека не было, ну а «зерно, которому суждено попасть в корма для домашних животных – это зерно заведомо невысокого качества». Разочарование объемами продаж линии 9-Lives в руководстве Heinz Pet Food повлекло за собой меры по сокращению расходов. Nature’s Recipe закрыла свои двери в Калифорнии, и теперь все дела ведутся из центрального по США подразделения Heinz в Питтсбурге, штат Пенсильвания.

4. Hill’s Pet Nutrition

Hill’s Pet Products, расположенная в самом сердце США (в Канзасе) славится своими кормами из линеек Science Diet, которые раньше продавались только через профессионалов в области кормления домашних животных, и Prescription Diet, кормами, переход на которые животным предписывают ветеринары в силу ухудшения здоровья. Ревностно сражаясь за слово «Science», как за свою частную собственность, Hill’s уже судилась и с Kal Kan из-за ее A Scientific Diet, и с Ralston Purina из-за Science Select.

Компания усиливает популярность своей продукции мнениями ветеринаров и хозяев домашних животных, часто выдвигая тезис о том, что дает в кормах все самое-самое лучшее. При этом многие ветеринары не являются экспертами в вопросах питания, и чуть ли не все, что они говорят, поступает от самих производителей кормов.

Hill’s подчеркивает, что использует «только ингредиенты высочайшего качества». При этом в качестве основного компонента кошачьего корма называются субпродукты из домашней птицы, а они представляют собой то, что на бойнях попросту выбрасывается и лежит, пока производитель кормов для животных не подберет. Ветеринар Альфред Плешнер определяет субпродукты как «больные ткани, гной, шерсть, перья и трупы забракованных из-за болезни животных на различной стадии разложения».

Реклама Hill’s гласит: «Когда вы выбираете наши корма для вашей кошки или собаки, вы выбираете больше чем корма». Разве стоит желать большего, чем содержание бутилированного оксианизола в формулах компании? Этот малопривлекательный консервант несет ответственность за поражение печени, поведенческие сбои и дефекты мозга. Согласно отчету Комиссии по контролю над продуктами питания и лекарственными препаратами, бутилированный оксианизол на 50% снижает активность мозговой холинэстеразы и может нарушить нормальную последовательность неврологического развития молодых животных. К несчастью, Hill’s включает этот потенциальный канцероген в формулы своих кормов для растущих животных. Бутилированный оксианизол регулярно добавляется и в другие продукты Hill’s. Возможно, он не делает то, ради чего добавляется: как заявила компания Eastman Chemichal Products в одной из своих публикаций, «бутилированный оксианизол не доказал, что существенно улучшает стабильность растительных масел». Другие ингредиенты включают части системы пищеварения домашней птицы и пропилгаллат – потенциальный канцероген, который связывают с поражениями печени и патологией родов.

Hill’s утверждает: «Мы прикладываем все силы, чтобы сделать корма настолько здоровыми, насколько это возможно». Тем не менее, в своих поисках долголетия для домашних животных они добавляют этоксихин – сильнодействующий химикат от компании Monsanto. В описаниях он значится не только как пищевой консервант, но и как фунгицид, гербицид и инсектицид. Длительных исследований этоксихина на кошках и собаках никто не проводил, но разводчики говорят, что с его проникновением в организм могут быть связаны проблемы кожи, которые пропадают после исключения этиксихина из рациона.

Известно, что куда лучший способ консервировать жиры – это использовать витамины Е и С. В отчете, опублиокованном Департаментом исследований витаминов и питания компании Hoffman-La Roche & Co., доктор Х. Клауи пишет: «Вдобавок к тому, что они показали себя токсикологически чистыми и являются натуральными ингредиентами, они ведь несут в себе пользу витаминов и провитаминов».

Между тем, продукция Hill’s, сбываемая в 65 странах – это золотое яичко корпорации Colgate-Palmolive, оборот которой в 1998 году составил $9 миллиардов.

5. Doane Pet Care Company

Закрытая акционерная компания Doane Pet Care Company в Теннесси – это второй по продажам кормов для домашних животных в США, если брать только сухие корма.

В 1998 году по меньшей мере 25 собак умерли после переваривания этих самых сухих кормов от Doane, произведенных на заводе в Техасе. Вся продукция в Техасе и Луизиане была отозвана ввиду заражения афлатоксином, мощным канцерогеном. Засуха привела к его высокой концентрации в кукурузе. Дабы спасти прибыли от ценного урожая не слишком объективная Комиссия по контролю над продуктами питания и лекарственными препаратами отвернулась от своей суровой политики в отношении афлатоксина, разрешив его использование в кормах для домашних животных (но только не в пищевых продуктах для человека).

6. Iams

В 1950-е годы Пол Йамс изобрел первый мясной сухой корм для собак – Iams 999. Основанная в Огайо компания, чьим главным конкурентом по сей день остается Hill’s, производит корма Iams и Eukanuba. Iams гордо сообщает о своем «скотобойном» белке, вызывающем у легко внушаемых граждан большее доверие, чем растительный. Слоган одной из рекламных кампаний Iams гласил: «Мяса много не бывает».

Iams – одна из немногих компаний, которые используют натуральные антиоксиданты. Достойный срок жизни продукции обеспечивает витамин Е, экстракт розмарина, цитрусовая кислота и лецитин.

Продажи Iams по миру в 1998 году составили $800 миллионов. Procter & Gamble Company (продажи в 1998 году – $38,1 миллиард) приобрела эту частную компанию в 1999 году за $2,3 миллиарда, совершив крупнейшую сделку в своей истории. Эта операция позволила P&G встать вровень с Colgate-Palmolive в борьбе за первенство на рынке кормов для домашних животных.

7. Kal Kan

Калифорнийская Kal Kan принадлежит Mars, Inc. и утверждает, что кормит треть собак и кошек планеты, считаясь самым крупным производителем кормов для домашних животных. Известна в первую очередь благодаря бренду Pedigree для собак и Whiskas и Sheba для кошек. К чести Kal Kan нужно сказать, что они поддерживали большое количество благотворительных программ, включая обучение собак для поисково-спасательных операций.

8. Nutro Products

Компания с калифорнийскими корнями, ведущая свою историю с 1926 года, продает корма в 18 стран мира. Поскольку кошки и собаки, как известно, читают плохо, тексты на этикетках кормов угождают скорее их хозяевам, которые любят покупать своим собакам «Ягненка, Утку и спагетти», а кошкам – «Телячий паштет, Ягненка и Индейку» и «Калифорнийскую курицу экстра-класса».

9. Sunshine Mills

Закрытое акционерное общество Sunshine со штаб-квартирой в Алабаме производит продукцию класса суперпремиум в упаковке высшего качества и славится такими кормами как Nurture Pet Products, Canine Principle Pet Products, Feline Principle Pet Products и Golden Blen Pet Products. Лакомства из линии Pup-Corn выделяет веселая упаковка.

10. Windy Hill Pet Food Co.

Принадлежит группе инвесторов, скупивших бренды Van de Kamp, Mrs. Paul’s, Celeste frozen pizza и Aunt Jemima. Обеспечила себе бурный рост за счет приобретения таких марок как Kozy Kitten и Tuffy (у Heinz).

11. Nabisco Brands, Inc.

Когда Джеймс Спрэтт прибыл в Америку в 1895 году, у него не было конкурентов до появления Bennet Biscuit Company, которая начала производить Milk-Bone Dog и Puppy Foods. Несмотря на то, что корма продавались в коробках, они часто портились из-за отсутствия консервантов.

Nabisco Brands, Inc. со штаб-квартирой в Нью-Джерси купила Milk-Bone в 1931 году. Взяв руководство в свои руки, 3000 продавцов компании убедили владельцев бакалейных магазинов ставить на прилавки собачью еду от Nabisco Brands. Для того времени это был невероятный прорыв, потому что люди были уверены, что кормам для собак, сделанным из отходов, нечего делать рядом с продуктами для людей.

ЭНДОТОКСИНЫ

Производители кормов для домашних животных подсовывают свою болезнетворную отраву беззащитным четвероногим питомцам и ручаются в ее безопасности, потому что используют высокие температуры для уничтожения бактерий, таких как бациллы сальмонеллы, которые осаждают 25-50% мясной пищи. Но даже после того как бактерия убита, эндотоксины остаются невредимыми (будучи ядовитыми веществами, они содержатся в оболочке бактерии, которая была им кем-то вроде арендодателя). Новейшие исследования доказали, что эндотоксины имеют непосредственное отношение к возникновению болезней почек, которые ранее считались генетически обусловленными.

Доктор Питкейрн[14] и его жена Сьюзан пишут в книге «Полное руководство по поддержанию естественного здоровья кошек и собак»: «С высоты своего опыта ветеринара и федерального инспектора мяса доктор П. Ф. Макгардл заключает, что кормление домашних животных отходами скотобоен увеличивает риск заболевания раком и другими дегенеративными заболеваниями… Более того, возросший показатель возникновения онкологических заболеваний прямо пропорционален увеличению использования отходов скотобоен в пище домашних животных».